Независимый эксперт №1 по MBA в России с 2004 года
EN
Авторизация
Видео о МВА
Народный рейтинг МВА
Аккредитации
Статьи MBA
Отзывы выпускников
Оценки выпускников
 АВТОРИТЕТНО  NEW КИНГСТОН/ РАНХИГС: НОВАЯ ЖИЗНЬ ИЗВЕСТНОГО БРЕНДА МВА И ЕМВА EMBA "ЛИДЕР ПРОЕКТОВ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ КОМПАНИИ" - СИСТЕМНЫЙ ОТВЕТ ИГСУ РАНХиГС XIII НАРОДНЫЙ РЕЙТИНГ БИЗНЕС-ШКОЛ РОССИИ - 2022 (MBA.SU)
01.11.2022 / Сергей Мясоедов, президент РАБО, директор ИБДА РАНХиГС, проректор РАНХиГС
Источник: MBA.SU

Бизнес-образование: вызовы и возможности в эпоху “BANI”

Бизнес-образование: вызовы и возможности в эпоху “BANI”

Бизнес-образование России вместе с экономикой и образованием планеты переходят из эпохи «VUCA» в эпоху «BANI». И нынешняя непредсказуемая турбулентность деловой среды в стране и мире стала наглядным подтверждением этого.

Появление нового акронима около года назад было встречено деловым сообществом России и мира прохладно. На Гайдаровском Форуме в январе этого года выступавшие в рамках сессии «Бизнес-образование в мире BANI» руководители ассоциаций «Тройной короны» и деканы ведущих бизнес-школ мира открыто иронизировали над ним. 

Между тем, хотелось бы отметить, что акроним «BANI» точно предварил и рельефно отразил ситуацию на сегодняшнем рынке бизнес-образования.  Это особо касается заключительной буквы акронима - "I" - (с нее начинается английское слово "incomprehensible", что означает применительно к ситуации или деловой среде - «непредсказуемая», «не поддающаяся осмыслению и прогнозированию».

Возросшая непредсказуемость деловой среды бизнес-образования даже в краткосрочной перспективе, в свою очередь, обусловила высокую степень тревожности, стрессовости в деловом сообществе. Возросла импульсивность, рисковая нерассчитанность принимаемых решений, а затем отказа от них. В этих условиях сложно делать выводы и строить прогнозы.

Тем не менее некоторые новые тенденции на отечественном рынке бизнес-образования все же начинают просматриваться. И нам представляется, что целесообразно высказать по ним предварительные экспертные оценки.

Автор не претендует на целостные обобщения. И допускает, что его видение новелл на рынке МВА/ЕМВА не будет полным, может оказаться в какой-то мере ошибочным, отражающим кратковременные явления. Поэтому я хотел бы обратиться к коллегам по Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО) и новым участникам рынка программ МВА/ЕМВА, пока не вошедшим в ряды РАБО, с предложением также высказаться на страницах сайта https://mba.su о новых тенденциях, необходимых изменениях в форматах, содержании, времени, соотношения преподавателей и профессоров-практиков в аудитории и других изменениях, которые они отмечают.

Я убежден, что краудсорсинг поможет всем нам обеспечить более высокое качество и фокусировку программ в интересах отечественного бизнеса. 


Положение с набором на рынке программ MBA/EMBA

Деловая среда, сущность и особенности которой отражает акроним «BANI», не могла не отразиться на наборе слушателей MBA/EMBA. Причем это в разной степени проявилось в различных ценовых нишах. Это выразилось в волнообразных клиентских приливах и отливах, которые несколько раз повторились в период осенней наборной кампании 2022 года.  Отметим, что степень крутизны этих волн была заметно выше, чем в предшествующие годы.

Приливы и отливы наблюдались на начальных стадиях рецессий и кризисов (типа дефолта 1998 года) и ранее. Однако с меньшей амплитудой. Колебание настроений бизнеса, скачки тревожности и стрессовости, упомянутые приливы и отливы спроса, отразились на настроении персонала бизнес-школ, повышая градус тревожности, сдержанности в оценке рыночного спроса. В беседах автора статьи с руководителями московских, питерских и региональных бизнес-школ о финальных ожиданиях набора и его промежуточных результатах звучали разбросы и погрешности, разрывы между позитивным и негативным сценариями существенно большие, чем ранее.

Тем не менее, если суммировать экспертные оценки, складывается достаточно целостная картина. После достаточно высоких весенних наборов на серьезные программы МВА, ЕМВА и Специализированный Мастер у значительной части бизнес-школ и центров осенний набор, по сравнению с осенью 2021 года, сократился примерно на 30-40 %. Это является наиболее ощутимым падением рынка с 2008 года. Новым здесь является и то, что высокий спад спроса приходится уже на начальную фазу экономической рецессии. Хотя обычно на этой фазе спрос на серьезное бизнес-образование сохранялся, а иногда и рос.

В наименьшей степени сокращение спроса прослеживалось на полюсах ценообразования. В наибольшем - в среднем ценовом сегменте.

В дорогих и школах-лидерах с солидной национальной и региональной репутацией, поддержанной международными аккредитациями, сокращение осеннего набора было примерно в 2 раза ниже, чем по рынку, в целом. И редко выходило за амплитуду 15-20 %.  (К этой группе мы относим бизнес-школы, имеющие аккредитации НАСДОБР и хотя бы одну из аккредитаций «Тройной короны»).

Это не удивительно, поскольку в период турбулентности и непредсказуемости развития деловой среды платежеспособные клиенты придают возрастающее значение надежности, проверенности и многолетней репутации бизнес-школ; уверенности, что вероятность их исчезновения на волатильном рынке крайне мала. И обычно готовы доплачивать за это «репутационную надбавку».

К числу почти не пострадавших от сокращения спроса и нервозности рынка, по предварительным итогам осеннего набора, который завершится в начале ноября, войдет и ИБДА РАНХиГС - бизнес-школа, положение в которой я, как директор, знаю наиболее полно. Рядом мер и шагов (включая понимание значимости «репутационной надбавки» в кризис, что обусловило наше решение повысить цены на все программы этой осенью на 20+ %) команде удалось сохранить финансовые показатели набора прошлой осени.

Относительно неплохо этой осенью, судя по экспертным беседам, чувствовал себя дисконтный сегмент рынка бизнес-образования (включая рынок коротких программ), что нередко происходит в период общего снижения покупательной способности потребителей. 

По ряду признаков складывается впечатление, что наиболее сложными эта осень и следующая весна могут оказаться для среднего сегмента бизнес-образования. Хочу выразить надежду, что коллеги, профессионально работающие в этом сегменте рынка, выстоят.

Пост-пандемийное отношения к формату онлайн

Рынок экзекьютив бизнес-образования постепенно учится эффективно и качественно работать в онлайн-формате. Однако, если ряд ведущих бизнес-школ Европы в период пандемии перешли в онлайн целиком и сегодня стремятся сохранить в этом формате 80-90 % занятий, в российском бизнес-образовании чистый онлайн формат прижился в основном в дисконтном сегменте.

На дорогих программах, несмотря на все более широкое применение специальных аудиторий, оснащённых несколькими передвижными съемочными камерами и экранами по периметру, что позволяет приблизить восприятие интерактивного занятия в онлайне к тому, что происходит в классе, предпочтение отдается программам, где соотношение часов онлайн и оффлайн занятий примерно равное. При опросе клиентов по-прежнему доминирует утверждение, что занятия в аудитории более эффективны и предпочтительны. Особенно для развития навыков мягкой силы.

Интересно, что это доминирующее при опросах и обсуждениях мнение слушателей на поведенческом уровне ими нередко игнорируется. И они делают выбор в пользу онлайн присутствия.

Много лет назад в небольшом, но весьма престижном учебном заведении Бентли Университет, которое по сути является бизнес-школой полного цикла, состоящей из двух факультетов (факультета бизнес-образования и факультета гуманитарных наук), где на бакалаврских и магистерских программах студенты каждого факультета обязаны выбирать в качестве дисциплин- «майнеров» курсы с другого факультета в объеме примерно 25-30 % учебного времени, мне рассказывали об эксперименте со свободным выбором студентами занятия в классе или на экране «здесь и сейчас», в зависимости от их настроения. Характерно, что после одного-двух месяцев хаотичных и неравномерных перемещений, студенческая аудитория стихийно приходила к балансу присутствующих в классе и онлайн примерно 50х50. Конкретные студенты обнаруживали большее пристрастие к тому или иному формату, однако средний результат присутствия в аудитории и на экране примерно по половине академической группы сохранялся на протяжении всего периода обучения.

 Весной этого года мы в ИБДА решили испытать эту систему на одной из групп МВА. Результат оказался аналогичным результату Бентли университета. Причем гибкость такого формата, который мы стали называть «параллельным», была весьма позитивно оценена группой. Как результат, с этой осени на программах уровня МВА ИБДА почти полностью отошел от ставших уже привычными форматов «онлайн», «аудиторный», «блендид» или смешанный, где в рамках программы фиксируется количество занятий в аудитории и онлайн. Мы стали проводить аудиторные занятия в специальных аудиториях, оснащённых оборудованием для съемки с нескольких ракурсов и множественными экранами, предлагая нашим клиентам самим выбирать, когда и сколько занятий они посетят в том или ином формате.

Единственное ограничение - чтобы облегчить планирование загрузки аудиторного фонда - мы просим наших слушателей информировать о своих намерениях работать в аудитории или удаленно примерно за 2 недели до начала соответствующих занятий. Нам представляется, что постепенное оснащение аудиторного фонда российских бизнес-школ необходимым оборудованием для качественной трансляции в онлайн аудиторных занятий, совершенствование образовательных платформ, позволяющих в виртуальных аудиториях выполнять те же интерактивные упражнения, что и в обычных, наконец, создание полноценных «виджит кампусов» и переподготовка преподавателей для работы в них приведут к примерно равной балансировке присутствия слушателей в традиционной и онлайн образовательной среде на большинстве программ для взрослых и в обозримом будущем. Впрочем, мы вполне допускаем, что у коллег, работающих в других нишах бизнес-образования, может иметься отличная точка зрения, которую мы с удовольствием выслушаем.

Что должно добавиться в программы?

Не вызывает сомнения, что для сохранения актуальности программы MBA/EMBA должны непрерывно меняться. Об этом мы постоянно говорим уже в течение ряда лет. Однако, наряду с изменениями, необходимость которых уже неоднократно обсуждалась за период пандемии коронавируса (освоение онлайн технологий, внедрение дисциплин, связанных с прорывными технологиями: искусственный интеллект, большие данные, блокчейн и возможности криптовалют, нейропсихология и т.д.) в последние полгода в связи с радикальными изменениями деловой среды в России и мире возникли новые потребности. Причем часто отмечаемые необходимостью их реализации в режиме "JIT" (Just-in-Time - англ. «точно в срок», где точный срок в традициях бюрократических приказов имеет сроком вчерашний день, в крайнем случае - сегодняшний). Перечислим лишь некоторые из потребностей, вызванных скачкообразным изменением деловой среды.

В связи с массированным уходом зарубежных компаний из страны и потребностей их замещения возникает необходимость, с одной стороны, организации экспертных семинаров и круглых столов по особенностям слияний и поглощений в нынешних условиях. Как известно, в мировой практике процент успешных слияний и поглощений обычно составляет цифру намного меньшую 50%, что в российских условиях с высокой степенью бюрократизма, заорганизованности и медлительности делает риск особенно высоким. В параллель с обсуждением названной темы нередко возникает необходимость ее сопровождения занятиями по ДжиАру (GR). 

По аналогичной причине нередким запросом последнего периода является проведение экспертных семинаров по организации параллельного импорта. Сложность последних сводится к тому, что слушатели, как правило, ожидают от организаторов не цикла занятий по базисным условиям поставки (СИФ, ФОБ, КАФ и т.п.), или, во всяком случае не только в них. Их, в первую очередь, интересуют круглые столы с участием коллег из бизнеса, которые уже сумели наладить логистические цепочки в новых условиях, включая вторичные санкции. Естественно, что подбор экспертов-практиков, готовых более или менее откровенно говорить не о проблеме в принципе, а о находках в ее практическом разрешении, которые им удалось обнаружить, представляет для бизнес-школ и программ MBA/EMBA непростую задачу, которую тем не менее необходимо решать. Наконец, беседы с руководителями крупных промышленных предприятий, как и принятие национального проекта по повышению эффективности, недавнее создание по инициативе Росатома Ассоциации предприятий бережливого производства подсказывают, что проблемы повышения производительности и эффективности, особенно в промышленном производстве, все более выходят на первый план. И включение в программы МВА разделов по ТРИЗу, Лин менеджменту, Кайзену, 7-сигмам и т.д., акцент на использование оптимизационных моделей при построении цепочек поставок и складского хозяйства становятся вновь велением времени. Как говорил Виктор Черномырдин: «Никогда этого не было. И вот опять!»

По нашему мнению, существует необходимость новых подходов и в разделах программ МВА/ЕМВА, посвященных развитию лидерского и предпринимательского потенциала экзекьютив-слушателей в современных условиях. Мы консультировались по этому вопросу с руководителями ряда крупнейших корпоративных университетов страны. Эти беседы, обсуждение проблемы преподавания лидерства с выпускниками ИБДА и наши наблюдения позволяют выделить несколько новых акцентов в развитии мягкой силы руководителей бизнеса в наше непростое время.

Во-первых, это мозговые штурмы и тренинги, связанные с выбором (сохранением, коррекцией) линии стратегического развития. Обсуждение ряда сценариев тактических шагов, направленных на реализацию сегодняшней стратегии, в зависимости от более или менее благоприятного развития деловой среды, степени ее турбулентности. Специальный акцент, как говорили нам опрошенные, целесообразно сделать на обсуждении того, как сконцентрировать ресурсы на важнейшем направлении развития. Как отказаться от их веерного распределения, когда вызовы и возможности непрерывно меняются, а психологический прессинг растет, подталкивая к импульсивным и рисковым шагам.

Во-вторых, важнейшим качеством лидера в современных условиях становится синтетическое сочетание таких качеств, как устойчивость к потрясениям и давлению внешней среды. Однако, статичной устойчивости стоиков, граничащей с упрямством, сегодня недостаточно. Требуется гибкая и упругая устойчивость, позволяющая в движении к цели лавировать, проявляя «хайповый» в последние годы набор качеств «аджайл менеджмента». На короткое время отступать, чтобы устремиться вперед с новой силой. Нередко проявлять внешнюю мягкость, особенно в отношениях с людьми, сохраняя жесткий вектор и стержень движения.

О еще одной стороне мягкой силы таких востребованных временем менеджеров и лидеров я услышал от выпускника в следующей интерпретации. ОН (начальник, собственник, лидер крупного предприятия) всегда казался партнерам по первому впечатлению достаточно мягким, интеллигентным и неконфликтным. Сейчас это впечатление усилилось. Партнеры и люди в коллективе часто взвинчены, раздражены, ходят под стрессом. И могут пойти на открытый конфликт при жестких и принципиальных возражениях, даже когда они не правы. Поэтому ОН старается казаться еще более мягким. Но ОН не мягкий, он, как бы сказать, вязкий. Как жевательная резинка, можно размять, на какое-то время растянуть, но, когда хочешь на этом закончить, обнаруживаешь, что отцепиться и избавиться не можешь. Приходится возвращаться к исходной точке».

В-третьих, и это вытекает из первого и второго, время требует от лидера, выросшего в условиях деловой культуры с высокой «дистанцией власти» (один из 5-и знаменитых параметров деловой культуры по Гердту Хофстеде), подразумевающей принятие большинства значимых решений «наверху», учиться намного больше делегировать. Антикризисное управление в непредсказуемом мире «BANI», где радикальное изменение деловой среды происходит скачком, а не постепенно, как раньше, высокий уровень централизации в компании все чаще становится деструктивным. Приводит к перегрузке верхнего эшелона, его стрессовому «выгоранию». Кроме того, такое управление непрерывно запаздывает, подрывая конкурентные возможности компании. Поэтому вопросы делегирования проектов и принятия решений, уменьшение числа согласований становится важнейшим показателем KPI руководителя, его способности вести за собой коллектив в эпоху повышенной экономической турбулентности.

Отметим еще один момент, о котором так любит говорить гуру менеджмента, доктор Ицхак Адизес. Речь идет о целенаправленной работе по поддержанию доверия в коллективе. Именно в период крупных и непредсказуемых потрясений во внешней среде, отражающихся на компании и требующих незамедлительной и адекватной реакции лидера и команды, отсутствие доверия порождает опасность вирусного распространения истерии заговора типа: «нас продали», «руководители копят деньги, чтобы «слинять за бугор», «им там на нас и наши проблемы наплевать» и т.п.

Исследование, проведенное Ассоциацией менеджеров несколько лет назад, показало, что уровень доверия в российском бизнесе к бизнесу и государству находится на одном из самых низких уровней в постсоветском пространстве. Что делает угрозу «вирусного распространения» паники и теории заговора весьма реальной. Успешное, гибкое и одновременно целеустремленное лидерство в компании в нынешних условиях, как никогда, зависит от доверия внутри коллектива, веры команды, что ее лидер выбрал верный вектор движения, готовности и способности ему помогать, брать ответственность за оперативные решения, проявлять инициативу и т.д.

В-четвертых, необходимость быстрого замещения ушедшего из страны зарубежного бизнеса, развитие параллельного импорта требуют оперативного поиска новых партнеров в «дружественных странах».  Убеждение руководителей российских предприятий, что эмоциональный интеллект и эмпатия, взращённые на богатом и уникальном опыте рыночных преобразований в нашей стране и русскоязычном пространстве СНГ, позволяет легко наладить отношения с кем угодно и в любой части мира, сегодня может оказать нашим компаниям и экономике плохую услугу. Вопросы, связанные с поведенческими особенностями управления и ведения бизнеса в странах Азии, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки, в этой связи, выходят в подготовке лидеров новой генерации на особое место.

Надо ли оставаться частью глобального мира и как?

Нельзя не сказать о новой Евразийской стратегии российских бизнес-школ, формирование которой происходит у нас на глазах. Более того, именно российские бизнес-школы, бизнес-центры и корпоративные университеты должны по нарастающей становиться движущей силой этого процесса.

Мы подробно обсуждали вопросы программ MBA/EMBA в контексте международного сотрудничества на целом ряде конференций и круглых столов Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО). Поэтому обозначу здесь только экспертные выводы. За последнее десятилетие полтора десятка российских бизнес-школ и программ МВА/ЕМВА получили хотя бы по одной аккредитации «Тройной короны»!  А три ведущие бизнес-школы страны по две или даже три аккредитации, включая AACSB, EQUIS EFMD, AMBA.

Программы MBA/EMBA и Магистратуры трех ведущих бизнес-школ России в 2022 году в третий раз подряд (несмотря на санкции!) попали в рэнкинги топ-100 «Файнэншл Таймс».  Наиболее высоко в рейтинге топ-100 мира удалось подняться ИБДА РАНХиГС, чья программа ЕМВА впервые в истории страны стала 40-й на планете, а программа Магистратуры подошла вплотную к первой десятке лидеров, заняв 12-е место.

Как известно, процесс аккредитаций ассоциациями «Тройной короны» в связи с нынешней ситуацией в мире приостановлен. Но все полученные ранее аккредитации продолжают действовать как минимум до окончания своего срока. Наряду с успешным участием в высших мировых рейтингах бизнес-образования это позволяет почти полутора дюжине ведущих российских бизнес-школ утверждать, что их программы имеют международно-признанный уровень качества, а они являются бизнес-школами мирового уровня.

Естественно, что этими достижениями надо гордиться. А возможности, которые они предоставляют, мы должны использовать для выстраивания многовекторного сотрудничества с лучшими бизнес-школами «дружественных стран», налаживая обмен студентами и преподавателями, совместные исследования, организуя стажировки для слушателей программ MBA/EMBA, выходя на проекты стратегического партнерства «двойной диплом».

Из опыта работы ИБДА в этом направлении отмечу, что с конца февраля этого года мы организовали для слушателей программ MBA/EMBA нашей школы бизнеса стажировки и учебные модули в Армении, Казахстане, Сербии, Объединенных Арабских Эмиратах. Одновременно, по просьбе наших слушателей, программа ЕМВА ИБДА впервые выезжала в Петербург на очень качественный учебный модуль, подготовленный Школой бизнеса ИМИСП. Модуль получил высокую оценку учащихся, и я рассчитываю, что он будет повторен. Встречно, пожалуй, впервые в нашей практике, ИБДА проводил двухнедельный учебный модуль для программы МВА из Белоруссии. Также рассчитываю, что работа в этом направлении сторонами продолжится.

Достижения российского бизнес-образования дают надежду на возможность быстрого наращивания экспортного потенциала, включая программы МВА/ЕМВА/ДВА на иностранных языках. В РАБО хорошо известно об успехах в этом направлении негосударственного Южного университета (ИУБиП), где ректор университета Имран Акперов, известный своей экспертизой в области тюркской деловой культуры, создал успешную программу ДВА на турецком языке.

По инициативе профессора И. Акперова 2-4 ноября в Стамбуле при поддержке РАБО проходит научно-практическая конференция с российским и турецким участием, призванная активизировать контакты российского и турецкого делового и управленческого образования.

Ученые и исследователи РАНХиГС проводят финальный этап подготовки научно-практического исследования и коллективной монографии, посвященной особенностям Евразийской модели управления.

******

Мы живем в непростое время тектонических геополитических подвижек, в непредсказуемом мире «BANI». С каждым днем растет число вызовов, с которыми сталкивается российское бизнес-образование, бизнес школы, программы МВА. Непрерывно меняется их специфика.

Давайте завершим нашу беседу, вспомнив знаменитый китайский иероглиф, означающий одновременно «кризис» и «возможность». Новые вызовы и кризисы всегда формировали новых ярких лидеров, выступали катализатором для новых программ и проектов, помогающих бизнесу развиваться. Рассчитываю, что через 2-3 года мы сможем подвести некоторые позитивные итоги этой работы, а заодно и вспомнить, как нелегко было найти путь к ним.

Хотел бы повторить, что я буду крайне признателен руководству сайта MBA.SU и коллегам - руководителям российских бизнес-школ и программ, если они также выскажутся на тему новых тенденций в бизнес-образовании России и развитии программ МВА. Уверен, что этот коллективный «взгляд 360 градусов» обогатит наше понимание происходящего и облегчит наш совместный путь в будущее.

 

 

Будь в курсе!
Подпишись на новости бизнес-образования